Прихоть с йо-йо.

Автор Билл.

Много лет тому назад, будучи девятилетним, я украл йо-йо в галантерейном магазине и затем солгал своей матери. Именно она всегда меня шлепала, и я помню, как в тот день болел мой зад и как я был унижен.

Йо-йо пребывали на пике своей популярности, и мне хотелось йо-йо Дункан, но времена были трудными и деньги доставались туго. Папа работал от десяти до двенадцати часов в день, шесть дней в неделю. Мы были счастливы, что у него есть работа, и, будучи из большого семейства с четырьмя сестрами и двумя братьями, мама заботилась о работе по дому и дисциплине. Большинство отшлепов проходили в довольно приватной обстановке; тем не менее, если проступок был особо скверным, порка тогда проводилась перед всем семейством.

Поблизости от моей школы находился небольшой торговый центр, и я ходил туда и рассматривал многочисленные йо-йо, что были в продаже. Я продолжал упрашивать маму, можно ли нам купить йо-йо - и она всегда отвечала, что нет, мы не можем тратить деньги на такие пустяки. Я пробовал снова и снова, ответом было нет, у тебя уже есть йо-йо. Но мой йо-йо был таким старым и едва годным для игры.

Прошла еще пара недель, и, наконец, искушение меня одолело. Находясь в галантерейном магазине, я заметил, что вокруг никого нет, поэтому я взял йо-йо Дункан, которым восхищался, и положил его в свой карман. Я потратил еще некоторое время, оглядываясь, и затем вернулся в школу.

Еще оставалось время от нашей полуденной перемены, и я принялся играться с моим новеньким йо-йо. Дела у меня шли довольно успешно, и несколько проходивших мимо приятелей стали за мной наблюдать. Карл, мой лучший друг, спросил меня, когда я получил это йо-йо. Я сказал, что сегодня. "Ты, наконец, поговорил об этом с твоей мамой?" "Да", - промолвил я, не pаздумывая долго над этим ответом.

Когда в тот день закончились школьные занятия, я провел еще минут тридцать с несколькими друзьями, играя в мой йо-йо, прежде чем прийти домой.

Очевидно, Карл рассказал своей маме, что я получил новый йо-йо, и он хочет тоже. Мама Карла была хорошей подругой моей мамы и позвонила ей о моем новом йо-йо. Она спросила, зачем вы дали своему сыну йо-йо, когда говорили, что у вас нет никакой возможности себе это позволить? Моя мама возразила, что она это и не покупала. "Хорошо, - сказала та, - но он сказал Карлу, что вы ему это купили." Мама ответила матери Карла, что выяснит правду.

Я прибыл домой, и мама спросила меня, где я раздобыл йо-йо? Не подумав, я ответил, что его мне дал Карл. "Я не то слышала от Карла и его мамы." Тут я подумал, что моя экстравагантная выдумка потерпела крах. Она опять спросила: "Где ты добыл этот йо-йо? Лучше скажи мне правду, а то ведь уже солгал". Я, наконец, признался и сообщил ей, что взял это в магазине рядом со школой.

Мы отправились к магазину, и мама порой даже хватала меня за ухо и дергала его, когда я шел слишком медленно. Мы прибыли в магазин, она спросила местного менеджера и объяснила ему, что случилось. Она заставила меня отдать йо-йо обратно менеджеру и заплатила его цену. Она попросила, чтобы менеджер отдал это йо-йо нуждающемуся ребенку в качестве подарка, что он согласился сделать.

В то же время она хотела, чтобы менеджер видeл наказание, что я получу за кражу йо-йо. Из ее сумочки была извлечена щетка, и одним внезапным рывком с меня спустили штаны с трусами. Она выдала мне десять крепких ударов по голому заду прямо перед менеджером и многочисленными покупателями. Менеджер поблагодарил мою мать, и мы пошли обратно домой.

Потом у нас был ужин, и, когда все повседневные работы были завершены, мне приказали идти в мою комнату и готовиться ко сну. Я заупрямился, сказав, что еще слишком рано.

Мама промолвила: "Ты получишь сегодня вечером семейное наказание - хочешь, чтобы папа применил точильный ремень или мою щетку?" Тут я понял, что буду выпорот еще раз. Мама добавила: "У тебя есть тридцать минут на подготовку." Я поспешил прочь готовиться.

Я принял ванну и переоделся в пижаму, потом сошел вниз. Все наше семейство сидeло в гостиной, ожидая меня. Мама рассказала обо всем случившемся и почему я получу семейную порку.

Она сказала мне взять стул из столовой и установить его в центре гостиной. Затем она уселась, а мне пришлось стоять рядом с ней. Она долго меня отчитывала и говорила, что я должен делать, чтобы отработать деньги, что ей пришлось заплатить за йо-йо.

Мама сдернула мои пижамные штаны до самых щиколоток, и я улегся к ней на колени. Она выдала мне около двадцати крепких ударов щеткой. Когда она закончила меня драть, мои пижамные штаны уже полностью слетели.

Потом она заставила меня простоять минут двадцать лицом к стене, с руками на макушке и голым красным задом на всеобщем обозрении.

Меня простили, и я лег спать без пижамных штанов. Эту ночь я проспал на животе. В тот день я познал урок - никогда не красть и не лгать.